Do you want to meet her? COME ON!


Закрыть ... [X]

06.05.05

ЛАНА РАЙБЕРГ, США, НЬЮ-ЙОРК

ОШИБКА ДЖУЛИИ
РАССКАЗ


..         Она хранила одну необычную тайну. Хранила свято, памятуя, что если что-то знают двое, то это уже не тайна. Был ещё кто-то, кто знал её секрет, но этот человек давно умер, и унёс в могилу все свои знания и секреты. Этим кое-кто был старый профессор Рой, учёный и чудак. Джулия познакомилась с ним, будучи ещё девочкой. Профессор был их соседом. Они с женой занимали угловую квартиру на третьем этаже дома на 64 улице. Жена профессора была настолько молода, что скорее походила на его внучку, чем на жену. После смерти мужа она как-то удивительно быстро, оставаясь такой же юной, последовала за ним в мир иной, вызвав пересуды соседей. Жильцы поволновались, немного посплетничали и вскоре забыли о странной паре, выбывшей из списка живых.
        Джулия же помнила их гостеприимную квартиру, милая хозяйка которой восхищала её своими роскошными туалетами и драгоценностями. Она помнила кабинет профессора, таинственный, погружённый в полумрак. Шкафы красного дерева со стеклянными полками, за которыми мерцали цветными гранями загадочного назначения колбы, реторты и прочая непонятная утварь. Сам профессор, сухой, подвижный, с шапкой седых волос, походил на заколосившийся одуванчик. Джулия так и называла его про себя - "Дедушка Одуванчик". Джулия уже заканчивала школу, но по-прежнему приходила к профессору домой. Забиралась в кресло, по-детски поджимая под себя ноги, и восхищённо наблюдала за колдовскими действиями учёного соседа. Она не понимала сути его исследований, и никогда не спрашивала об этом. Было очевидно, что занят профессор весьма серьёзными опытами. Каждое утро, тяжело опираясь на палку, он уходил в университет, где преподавал химию.
        Джулия очнулась от воспоминаний. Легко встала с дивана, подошла к зеркалу. Из глубины зеркала на неё смотрело очаровательное лицо типичной красавицы. Она провела пальцем по щеке, ощутив нежную бархатистость кожи. Синие глаза, очерченные густыми чёрными ресницами, пухлые розовые губки, ровный загар... Джулия откинула за плечи густые волосы. Она натуральная блондинка, и всегда очень гордилась этим, и у неё до сих пор нет ни одного седого волоса, и не будет... Джулия вздрогнула, вспомнив о своём возрасте.
        Целую вечность назад, когда она была нахальной, как все семнадцатилетние, она вдруг спросила:
        - Скажите, профессор, почему ваша жена не стареет? Я её помню, как только вы приехали в наш дом. Мне было тогда пять лет, и мне кажется, что с тех пор она ни капельки не изменилась... Кстати, как и вы, профессор. Только вы выглядите лет на шестьдесят, а она - на двадцать...
        Профессор Рой вдруг застыл от этого невинного вопроса, и лоб его покрылся мелкими капельками пота. Но он открыл ей свою тайну позже, спустя несколько лет, предчувствуя, очевидно, скорую смерть.

        Джулия посмотрела на часы. Вот уже тридцать пять лет подряд, каждый день, в одно и то же время она принимает один препарат. Она достала из холодильника три большие банки тёмного стекла с разноцветными порошками. В отдельные рюмочки с водой опустила по чайной ложке порошка из каждой банки. А когда содержимое растворилось полностью, Джулия слила смесь в один высокий бокал. Она долго смотрела, как жидкость в бокале меняет цвет, как синяя муть поднялась со дна, обхватив расползшимися щупальцами робкое розовое облако, а когда растаяла нежная оранжевая заря на поверхности, Джулия одним махом выпила жидкость.
        Каждый день в течение тридцати пяти лет она проделывает эту процедуру. Джулия знала, что проживёт столько, сколько ей положено, и ни на секунду больше. Её чудодейственное лекарство не продлевает жизнь, оно только сохраняет молодость. Сегодня ей исполняется шестьдесят лет, но и через десять лет, и через двадцать (если доживёт), она останется двадцатипятилетней, гибкой и стройной красавицей! Шестьдесят лет! Так странно... Жаль, что её родителей давно нет. Впервые за эти годы она ощутила своё положение, которым раньше упивалась, затруднительным. Эта усталость, душевная усталость и скука...
        Пригласить своих молодых поклонников и подруг? Она будет ощущать себя старухой, глубокой, древней старухой. Откуда такое чувство? У неё никогда не было такого раньше. Но разве не тяжело видеть, как стареют близкие тебе люди. К тому же приходится бежать от них, бежать, пока они не поняли, что твоя молодость противоестественна... И начинать всё сначала - новые знакомые, новые романы... Её теперешний любовник годится ей во внуки... Как он молод и глуп... Ей так скучно с ним. Она частенько стала вести себя соответственно своим внутренним ощущениям, что никак не совпадало с её внешним образом. Она одинока, смертельно одинока! Это очевидно. И уже с омерзением тащит на себе оболочку легкомысленной бабочки...
        В эти грустные размышления ворвалась телефонная трель. Джулия вздрогнула и глубже погрузилась в кресло, будто пытаясь от чего-то спрятаться. Щёлкнул рычажок автоответчика, и через минуту ласковый мужской голос произнёс:
         - Джулия, девочка моя, с днём Ангела тебя!
        Анжей! Её вечный поклонник! Он влюбился в неё, ещё когда они оба учились в колледже. Она никогда не воспринимала всерьёз этого рыжеволосого нескладного парня с веснушками. Никогда. Её даже раздражала его постоянная влюблённость и покорность. Она не раз высмеивала его, вела себя с ним дерзко и вызывающе... Но сегодня... Сегодня она с нежностью подумала: "Бедный Анжей! Всю свою жизнь посвятил мне!"
        А кому посвятила жизнь она? Никому... Она всегда боялась старости, боялась однообразия... И все эти судорожные попытки разнообразить жизнь, убежать от преследовавшего её с настойчивостью маньяка чувства одиночества и скуки... Ей всегда быстро надоедали любовники, слишком быстро. Даже смешно. С каким пылом она влюблялась и верила, что это надолго и по-настоящему. Она всегда влюблялась в мужчин неординарных и ярких. Когда усилия по покорению очередной вершины увенчивались победой, тщеславие её ликовало. Но стоило только увидеть, как избранник ковыряется после обеда в зубах или страдает хроническим насморком, страсть или нежная влюблённость уступали место разочарованию и скуке... И усилия, необходимые на разрыв отношений, намного превышали оные, затраченные на обольщение уже неугодного. Она так устала...
        Джулия опять вспомнила профессора с женой... Только она одна знала, что супруги были одного возраста. И им было далеко за восемьдесят, когда они друг за другом покинули эту грешную землю. Жена профессора не только самоотверженно любила своего мужа, она к тому же была отважной женщиной. Она первой испытала на себе действие удивительного снадобья, и лишь много лет спустя к ней присоединился муж. Почему же профессор не обнародовал своё открытие, а напротив, тщательно его скрывал, Джулия так и не поняла, и приписывала это странностям его характера. Посвятив Джулию в свою тайну и дав ей волшебные порошки, он незадолго до смерти уничтожил записи всех своих экспериментов. А безумно счастливой Джулии, дрожащими руками принимавшей этот бесценный подарок, он тогда сказал так:
        - Запомни, детка, природа мудра. Люди не хотят мириться со смертью, но это их личный эгоизм. Выполнив свою миссию, мы должны уходить из этого мира спокойно и с улыбкой. Вечная молодость - это насилие над естественным ходом вещей. Когда-нибудь ты это поймёшь. Будь счастлива!
        Тогда она не согласилась с ним и подумала: "Ну как может надоесть вечная молодость?"
Потом мысли её вернулись к Анжею. К её привычной, неизменной и незамечаемой тени. Джулия меняла квартиры, но он всё равно находил её. Он даже пробовал пару раз жениться, но из этого ничего не вышло. Он любил только её, Джулию. Она не могла избавиться от него, но постепенно привыкла к его постоянному ненавязчивому присутствию. Она приблизила его к себе, и он стал её подружкой, братом, другом, советчиком, безмолвным и внимательным слушателем. Он был всем, кроме того, кем хотел бы быть для неё. Он всегда ждал, все эти годы. Он знал о её многочисленных романах, но никогда не осуждал. Даже её нестарение он воспринимал как нечто само собой разумеющееся. Его Джулия не могла стареть. И она ему позвонила.
        Вот уже полгода, как они вместе. К удивлению капризной Джулии, он ей ещё не надоел. Всегдашнее её беспокойство сменилось спокойным и уверенным состоянием. Это новое для неё ощущение было неожиданно приятным. Они с Анжеем уединились, спрятались от всего и ото всех в её квартирке у Центрального парка. Счастливые, они даже не поднимали на окнах жалюзи, и в прохладные комнаты не проникало ни звука из внешнего мира... Только Анжей всегда был чем-то подавлен, и это очень беспокоило Джулию. Его тихая и упорная грусть омрачала их счастливое безмятежное существование. Влюблённая Джулия долго и упорно пыталась вызвать своего спутника на откровенность, и однажды ей это удалось...
        Это случилось одним тоскливым ноябрьским днём. Было воскресенье, и им не хотелось вылезать из тёплой постели. Анжей был особенно грустен и нежен. Лаская её прекрасные густые волосы, он сказал:
        - Мне так больно, ты не можешь даже себе представить. Ты моя, но я всё время думаю о том, что могу тебя потерять. Ведь я старею, а ты всё время остаёшься молодой и прекрасной. И настанет день, когда тебе не захочется быть рядом со стариком. Пока мы вместе, но мы с тобой в разных лодках, которые разносит течением... И скоро между нами появится пропасть, и ты уйдёшь к другому, молодому... Я не знаю, как долго ещё ты останешься со мной, и оттого моя грусть.
        Сердце Джулии пронзила внезапная боль. Она вскочила с постели и нервно заходила по комнате.
        - Нет, нет, ты не прав, - бормотала она, - я полюбила тебя, полюбила впервые в жизни... Ты напрасно боишься, я тебя никогда не брошу...
        И она почувствовала, что это ложь. Анжей прав. Через пару лет контраст в их внешности будет разительным. Ей станет скучно. Ей противно будет делить ложе с глубоким стариком... Боже мой, что же делать? Она не вынесет больше никаких разочарований, волнений и перемен... Она не молода, да, совсем не молода, так к чему же это притворство?
        Найденное решение молнией сверкнуло в её мозгу. Она подбежала к Анжею, обхватила его голову руками и, осыпая любимого поцелуями, страстно зашептала:
        - Нет, нет, я тебя никогда не покину! А чтобы ты не боялся меня потерять, я стану такой, какой должна быть. Я сделаю это для тебя, мы будем равны! Мы будем вместе стариться, и будем жить тихо, и умрём в один и тот же день, держась за руки... Хочешь, милый, хочешь?
         Он заплакал и прошептал:
        - Моя девочка, моя дорогая девочка! Дай мне насмотреться на твоё прекрасное лицо!

        Взявшись за руки, они побежали на кухню, и он смотрел, как решительно она высыпает в раковину волшебные порошки и смывает их водой... Они смеялись и дурачились, как дети.
Остаток дня и весь следующий день влюблённые провели в постели, и Анжей не отрывал взгляда от лица подруги. Впервые за эти годы Джулия не приняла своё снадобье, и она с ужасом ожидала последствий этого поступка.
        Серое промозглое утро тускло пробивалось через опущенные жалюзи. Анжей проснулся первым и удивился непонятно откуда взявшемуся ощущению тревоги. Произошло что-то ужасное, но что - он никак не мог понять. Он вспомнил прошедший день. Вчера Джулия, его ненаглядная девочка, впервые не принимала эти проклятые порошки, изобретение профессора. Из-за этих порошков, из-за её бесконечной молодости он был разъединён со своей любимой. Пока она наслаждалась жизнью, он ждал, ждал, когда, наконец, она его признает, всю свою жизнь... А сейчас они будут равны. Джулия будет нуждаться в нём, и он даст ей свою любовь, тепло и заботу. Долгие годы он копил эти чувства. Так откуда же такая тревога?
        Анжей приподнялся на локте, чтобы увидеть дорогое ему лицо. Джулия спала спиной к нему, свернувшись в клубок. Он осторожно отвернул уголок одеяла и вздрогнул. На подушке в беспорядке лежали редкие седые волосы, и дряблое плечо выглядывало из выреза сорочки. Анжей в ужасе содрогнулся. Сидя в кресле, он со страхом и отвращением ожидал пробуждения любимой.

        ...Джулия прикладывала невероятные усилия, чтобы выглядеть моложе и привлекательнее. Она подстригла бывшие ещё недавно роскошными волосы, покрасила их, скрывая седину, и часами просиживала в парикмахерских. Она ходила в бассейн и посещала массажистку, и любой мог бы сказать, что она прекрасно выглядит в свои шестьдесят лет...
        Анжею было стыдно, но он ничего не мог с собой поделать. Эта стареющая женщина с умоляющими глазами была ему абсолютно чужой. Его Джулия исчезла безвозвратно. Он пытался быть ласковым и нежным, как и прежде, но с трудом сдерживаемая досада постоянно пробивалась наружу. Его раздражали её покорность, её умоляющие глаза. А эти бесконечные вопросы:
        - Анжей, скажи, ты меня ещё любишь? - просто выводили его из себя... И чем больше она старалась ему угодить, тем больше он злился и отдалялся от неё. И в то же время невольно он начал искать черты некогда им любимой женщины в других... Всё чаще на улицах он оглядывался на молоденьких хорошеньких девушек и даже несмело начинал заигрывать... Как-то на одном из концертов (он был довольно-таки известным музыкантом) Анжей обратил внимание на эффектную блондинку в первом ряду. Блондинка не сводила с него восхищённых глаз. Она была поразительно похожа на его утерянную Джулию, и сердце его учащённо забилось...
        Анжей был известен, богат, да и выглядел импозантно с шевелюрой рыжих волос и в элегантных костюмах. И очень скоро незнакомка ответила ему взаимностью. И однажды он просто исчез из квартиры Джулии, даже не оставив ей записки...

Лана Райберг. Нью-Йорк.
















































ОШИБКА ДЖУЛИИ 2019

СЕЙЧАС ЧИТАЮТ



Похожие статьи